5. Самое большое зеркало.

Ранее: глава 4. Калина



Иногда задумываюсь: Как же так получилось? Как смог совсем не интересный для меня Председатель по имени Алекс так быстро завоевать мое внимание, время и  часть судьбы.

На следующий день меня ожидал сюрприз. Алекс привел меня на работу.  -У меня есть, что тебе очень понравится. Мы долго шли по коридорам большого светлого здания и оказались на крыше. -Это моя крыша  – городо сказал Алекс и обвел рукой просторную площадку с невысокими заграждениями. -Посмотри какой отсюда вид! Я согласилась, что вид замечательный – в центре западного Берлина, над крышами других домов, утопающих в нереальной для мегаполиса зелени.

– А вот то, зачем я тебя сюда привел – и подвел меня к большому, завешенному серым тентом прямоугольнику. Алекс ловко снял тент, а я  зажмурилась – мне в глаза било тысячи солнц!  Алекс залился счастливым смехом. Огромный прямоугольник оказался большущим зеркалом, состоящим из зеркальных пластин разного размера. – Это  – самое большое в Берлине зеркало! Теперь оно твое! Конечно, его невозможно унести с собой, но ты можешь  в любое время подняться сюда. Правда, здорово? Как тебе сюрприз?

Алекс еще долго, с упоением, бегал по крыше, поднимал и опускал рычаги, нажимал кнопки – объяснял мне принцип работы “моего огромного зеркала”. Алекс разрабатывал проект “Лайтпайпс”. Ловил лучи солнца и направлял их по большим трубам внутрь темных помещений. В комнатах было светло, как днем, без дополнительной электроэнергии. “Это будущее!” – Говорил он и прикрывал глаза, видимо представляя себе его Лайтпайпс, как обязательный атрибут в каждом доме. – Меня зовут в  Эмираты для оснащения Лайтпайпс в новом строящемся аэропорту. Я пока не знаю. Я хочу закончить свой проект здесь.

Видимо, сюрприз удался. Я не настолько страдала нарциссизмом и радовалась возможности обозревать себя в самое большое берлинское зеркало. Нет. Люди, увлеченные своим делом обладают тем самым шармом, который сложно  передать словами. У меня никогда не было “дела жизни”. Меня ничего действительно не интересовало. Люди, встречающиеся мне на пути тоже всегда  скорее “отбывали повинность” в университете, в скучных серых офисах, безликих предприятиях, в мыслях о бытовых неурядицах и возможностях улучшить свое материальное положение. Даже те, зарождающиеся воротилы бизнеса, обладающие большими деньгами и властью не умели или не хотели – никогда не рассказывали с таким упоением о своем Деле. У них тоже  были Великие Дела, но  дела, измеряющиеся прибылью, процентами… Люди были интересны друг для друга деньгами, нужными связями, яркими событиями, убойными вечеринками, случайными влюбленностями, неслучайными отношениями… Но не помню чтобы кто-то когда-то так увлеченно рассказывал о своем Деле – своем детище.

Алекс поразил меня. Да, он даже очаровал меня в тот момент когда бегал по крыше с растрепанными волосами, в надутой от ветра рубашке и говорил, говорил, говорил. Я сидела, смотрела на него, вполуха слушая все объяснения, щурилась от зеркал, от ветра и думала: “ну, что ж, Алекс. Может быть, может быть…”

В тот же вечер я согласилась поехать к Алексу домой. Во-первых было интересно посмотреть как живет немецкая молодежь, а во вторых, я решила, что пересплю с ним. Он смог удивить меня. Теперь моя очередь!

Франка, милый букет из калины, первое место  в девичьем сердце и мечтах никто не отменял. Но, но раз его нет и когда он приедет тоже никому не известно… Чтож, значит пока не судьба.

Квартира Алекса оказалась просторной, но с непривычно узким коридором и кухней. Сейчас я знаю, что это отличительная черта квартир в старых домах. Интерьер квартиры тоже так разительно отличался от  привычного российского “шика”. Много деревянной, совсем простой мебели, на очень низком журнальном столике лежит ковер. -Это из Голландии. Одно время я там жил и учился. Там принято класть ковры на столы. Кстати, очень удобно – жидкость, если прольется можно промокнуть и вообще не видно ни пятен ни крошек. Алекс все время что-то говорит и одновременно накрывает на стол, режет салат, раскладывает на тарелки закуски, открывает вино. Я сидела на диване и смотрела по сторонам. Как интересно примерять на себя чужую жизнь.

Потом мы ели, пили, пили и ели. Алекс сидел на кресле напротив, свесив ноги с подлокотника. Он не переставая рассказывал. Рассказывал без пауз и очень вдохновлено о себе, своих друзьях, работе и даже партии. Я начала скучать. Я не привыкла к долгим беседам, к тому же, если говорю не я. Начала зевать в кулачок и думать, что вдруг в отель приходил Франк, а меня опять где-то носит. Привычный бред влюбленной дуры. Может быть теперь из номера не выходить в ожидании? Начала злиться на себя и на всю ситуацию. А потом. Потом мой взгляд зафиксировался на черных носочках. Алекс говорит и в такт покачивает ногами. На меня это мерное покачивание носочков стало сродни гипнозу. Еще немного и клиент провалится в обморок и начнет выполнять странные желания гипнотизера. Когда я чувствую, что ситуация выходит из под контроля или я начинаю скучать, то беру инициативу в свои руки. В свои руки на сей раз я взяла ногу Алекса и сдернула с нее носок. – Догоняй, крикнула я и убежала по длинному узкому коридору размахивая носком.

Через  час я спросила: “можешь вызвать мне такси?” “Останься до утра” – попросил Алекс и попытался обнять меня. “Нет,  меня потеряют и вообще я люблю спать одна” – соврала я и стала быстро одеваться. “Я отвезу тебя”- и тоже стал одеваться. Я с ужасом представила дорогу с неловким молчанием и долгие поцелуи на прощание.  “Нет, ты спи. Мне так хочется. Сегодня уже скоро, опять увидимся. Высыпайся. Ты нужен своей партии полный сил!” Уже на пороге мы быстро обнялись и я побежала вниз. Алекс близоруко смотрел вслед.

Продолжение

Лайтпайпс в Берлине на Потсдамской Площади

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.