7. Селена и Игорь

Ранее. Глава (6 Игорь)

Когда тарелки опустели, а в бутылке еще оставалось вино — немного, на один бокал, в ресторан быстрым шагом вошел Алекс. Он  прошел к нам за стол, поцеловал нас с Селеной в щеку, пожал руку брату. -Ну, как дела? Давно сидите? Я такой голодный. Вы не против, если я тоже поем?

Никто не против. А даже если и против, то как скажешь и чем объяснишь? Я попробовала сказать, что может быть здесь придется слишком долго ждать заказа — ресторан стремительно заполнялся нарядной и шумной публикой. Многие столы украшала табличка «Резервация». -Нет, в это время  везде надо будет долго ждать. Разве вам здесь не нравится? И сразу без перехода. -А Игорь здесь? Это он играет? Видимо, Алекс сразу решил покончить со всеми наболевшими вопросами. -Я хочу поздороваться с ним. Он все время играет или иногда делает перерыв? Брат начал говорить, что перерывы бывают и даже…, но я пнула его под столом ногой. Знакомый с детства сигнал — «сейчас же замолчи!». Сигнал спасал от гнева родителей, насмешек друзей и спас опять. Брат осекся на полуслове и повторил недоуменно ожидающему Алексу: -Бывают перерывы, но не часто.   Брат пристально посмотрел на меня. Ясно, что придется объяснять и пинок и причину болезненной темы перерывов у музыканта. -Я тогда сделаю заказ и подойду к нему. -Не надо, сказала я. Думаю, что он тебя уже заметил и сам подойдет поздороваться. Но когда перестала играть мелодия и Игорь потянулся к стакану с водой Алекс  быстро встал из-за стола и подошел к роялю.

Я смотрю со стороны. Мне не слышно о чем они говорят. Слишком стало шумно. Зачем так громко кричат официанты на кухне? Откуда столько звуков? Эти бренчания приборов и гул голосов. Я пытаюсь угадать по лицам их диалог. Вот Алекс протягивает руку. Игорь встает и пожимает руку в ответ. Быстрый взгляд в мою сторону. Он меня ненавидит. Потом снова смотрит на Алекса и пожимает плечами. Короткий взмах головой и волосы опять рассыпаются по лбу. Он убирает их в сторону точно таким же резким движением, как недавно, в душной полутьме.

Алекс возвращается за стол. -Я пригласил Игоря присоединиться к нам за ужином. Он должен поиграть еще час, Алекс смотрит на часы, -да, через час он освободится. Брат спрашивает меня -Так мы не скоро еще пойдем в Ирландский паб? Хотя, мне пиво уже и здесь начинает нравиться. Скоро будет состояние «папарарам» и мне, в принципе уже будет все равно. Ты так с самого начла задумала, скажи? Я извиняюсь за наш русский диалог. -Я обещала брату, что  пойдем в Irish Pub. Похоже, что сегодня уже не получится. -Почему? -удивляется Алекс. Сейчас дождемся Игоря и пойдем все вместе. Я непроизвольно сминаю салфетку, а Селена говорит -Отличная идея, Алекс!

Ну почему, почему всё в жизни так странно? Откуда берутся такие Алексы с их дурацким благородством? Или это не благородство, а желание показать бывшему сопернику кому в итоге достался кубок победителя? Он обнимает меня весь вечер, смотрит преданно в глаза, опять, как собака, ожидающая похвалы. «Ах какой ты Алекс! Не каждый бы так смог! Браво, Алекс! Виват и да здравствует наивность,  глупость и самоуверенность». Но мне жаль его. Я опять запуталась. Сочувствие понижает градус жалости. Он не виноват, что встретил меня.

Игорь ударил по клавишам и как-то сразу, неожиданно громко захлопнул крышу фортепьяно. Вот он подходит к нам и еще раз со всеми здоровается. Садится рядом с Селеной. -Нет, я не голодный — отвечает на вопрос Алекса. Да, у меня свободный вечер. В Irish Pub? Отлично. Поехали!

В машине Игорь сидит на моем месте, рядом с Алексом. Они всю дорогу о чем-то говорят. Я услышала слова «концерт» и «Санкт-Петербург» и не стала дальше прислушиваться. Я в плену между Селеной и братом на заднем сиденье. Брат стучит себя по коленке ладошкой и отбивает какой-то, ему одному понятный такт. Селена делает большие глаза, пытаясь выразить что-то важное. Я глубокомысленно киваю и думаю -А будь что будет. Какая мне разница? Я уже давно живу в атмосфере абсурда. Я соскучилась по Аудроне. Как бы сейчас от всех избавиться и поехать к ней? Просто увидеть её спокойное лицо и отсутствующий для всех потрясений на свете взгляд? -Ну и что у тебя случилось?- спросит она. -Подумаешь, какая проблема. К тому же, моя радость, проблема не у тебя, проблема у этих мужчин. Зачем ты переживаешь из-за таких пустяков. Я начинаю улыбаться и громко прошу Алекса прибавить звук у радио. -Я хочу немного отдохнуть от музыки, говорит Игорь не оборачиваясь. -А я совсем не устала, кричу я. -Алекс, прибавь!

Я тоже люблю это место. Здесь всегда ночь, полно народу,  весело, шумно и все говорят на английском. Живая музыка и мы пробираемся к сцене. Брат уже куда-то пропал. Я даже немного этому рада. Значит, я пока избавилась от ненужных расспросов. Я не привыкла ему врать, а как сказать правду еще не знаю. Я буду отдыхать! Эге-гей! Я обнимаю Алекса и целую его в губы — Алекс, как хорошо, что ты есть! Ты самый лучший, ты знаешь об этом? Алекс так счастлив, что еще немного и меня стошнит  от этого умильного выражения лица.

Игорь пьет черное почти непрозрачное пиво и смотрит на нас с усталым благодушием. Стоит Алексу отвернуться Игорь шепчет мне губами, наверное, свое любимое «сука», а может быть он признается мне в любви? Может быть он снова говорит  «Я соскучился». А какая мне разница? Я и Аудрона. Я научилась дарить обещающие взгляды и не давать ничего взамен. Куда так быстро пропали эти навыки? Чем Игорь отличается от всех тех, других? Он такой же мужчина — где-то потерянный, где-то слишком уверенный в себе, может быть полная бездарность, питающаяся восторгами дилетанток, как я, а может быть — гений, раздирающий себя сомнениями. Какая мне разница? Я принимаю противоядие намешанное Аудроной и сразу становится легче. Мне не должно быть важно, что у них на душе. Я не буду терять себя, пытаясь понять их.  Что значит так не правильно? Может быть правильно — это когда хорошо другим? Я у себя одна, а жизнь, моя новая жизнь еще только начинается. Если захочу — я буду с ним спать. Если  надоест  — я прогоню его и того, что считает себя моим мужем. Пошли все к черту! Аудрона, подожди, я уже пакую вещи — я ухожу с тобой в темную цыганскую ночь.

Замечаю краем глаза, что Игорь подошел к одиноко стоящей у сцены Селене. Она несмело пританцовывает в такт музыке. Он не обнимает её, он наклоняется к ней сзади и шепчет на ухо. Она уже не шарахается от его близости, а поворачивается к нему с улыбкой. У нее блестят глаза. Она доверяет ему и уже пропала. Снежный оползень  срывается с горы. Почему я так боялась за Селену и моего брата? Мой брат -Ангел. Я сама, за руку, за опрятно уложенные светлые локоны, за наивные как у Алекса глаза и представления о жизни — я сама привела её к Игорю. Держись теперь, Селена, он не оставит тебе времени на раздумья и побег. Я вижу по его движениям, по его холодному яростному взгляду, который ловлю каждый раз когда он поворачивается ко мне, — животное готово к прыжку — ты его следующая жертва. Я разбудила в нем зверя — тебе придется стать его добычей. Может быть мне надо срочно вмешаться и спасти тебя от него? А ты послушаешь меня? Ты поверишь? И главное, ты этого захочешь? Каждый проходит свой путь. На твоем пути и на пути у твоего брата появились, как в строчке из контракта: непредвиденные обстоятельства  — оползень -форс-мажор. Никто не ожидал, никто не может ничего изменить. Обстоятельства невиданной для вашей благополучной жизни силы. Этот оползень только начал набирать обороты. Ты как,  Селена? Ты выживешь? Тогда ты станешь сильнее. Хватит прятаться за подушками в мелко зеленый цветочек и просыпаться с туманным  чувством, что что-то проходит мимо. Теперь не проходит — лови — это твой форс-мажор, твой оползень! … и, теперь это твой непризнанный гений… Я вспоминаю  слова когда-то услышанные от Ивана — Береги его, таких больше нет.

Алекс берет меня за руку и говорит — Я так сегодня счастлив. Я наверное, должен подружиться и с Франком. Я смотрю на него и говорю по русски  -Алекс,  какой же ты идиот! И кричу, перекрикивая группу на сцене -Поехали, Алекс, я буду сегодня с тобой. Ты же хотел этого? Ты так долго этого добивался. Ну, не теряй время, пока я не передумала. Игорь слышит, а может быть и нет, может быть просто именно в этот момент он наклоняется совсем близко к её шее и целует её в выступающие косточки позвоночника. Так нежно. Так, по-предательски, нежно.

8. Дважды два.

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *