БОльницы Бали

Некоторые несправедливо принимают меня за оптимистичную женщину, в поисках развлечений. А я, тем временем, не отстаю от жизни, т.е. обрастаю годами и закладками в Google «почему болит здесь, а не там». При каждом НЕудобном случае посещаю врачей, усиленно объясняю им, что во мне надо лечить, а затем лихо трачу деньги на согласную с моими диагнозами нетрадиционную медицину.

Независящие от моего жизненного настроя обстоятельства регулярно заманивают в ипохондрию, обещают превратить в узкопрофильного писателя «все о болячках и есть ли жизнь за 40».

Во время путешествий география болезней и медучреждений расширяется. Кому уже скучно читать, тот мало пожил или не завел детей, что в обоих случаях не вызывает уважение, но зависть.  Считаю личным рекордом стаж на должности жены, а про то, что я мать двух детей, до сих пор не верю и просыпаюсь в поту от ужаса навалившейся ответственности. За жену и мать по совместительству ни напитков за вредность, ни премий за выслугу лет, нет.  Хотя, муж говорит, что ситуация мной отображается однобоко. Вино он покупает ящиками, но от моей вредности это не помогает, а вот премии я, мол, себе начисляю и немалые. Готова поспорить, но не на весь же интернет вести взаимозачет с супругом, тем более, мы тут про болезни собрались говорить, а не про занудство и кто сколько тратит на босоножки.

 

Сегодня про давно обещанные больницы Бали.

 

Часть 1. Два года назад.

 

Прежде всего хочу обрадовать, укус ядовитой медузы – это не конец, а только начало истории. В прошлый раз на Бали меня одна ужалила. Как все на свете женщины — красивая и опасная, плюнула в другую женщину ядом, нисколько не задев супруга и растворилась в море с ощущением не зря прожитого дня. У мужа же, аллергия на букву «ж» в словах, но если со словами «муж», «жена», «жопа» и «жизнь» он уже научился справляться, то на моих криках «жжжжет, жжжет» начался анафилактический шок и он стремительно поплыл к берегу. Мне сначала было больно, потом обидно, да и сноркелинг над затонувшим кораблем не самая рутинная составляющая жизни. На Бали целых два места, где можно полюбоваться всего в метрах 30 от берега на затонувший корабль. Никто не знает, что там с этими военными кораблями произошло. Про эти злачные для кораблей места достаточно информации в интернете, так что желающие все прочитают там с моей пометкой в Википедии про роль медуз в вопросах навигации.

 

Рука чесалась и прямо на глазах расцветал витиеватый узор, похожий на ветку коралла, такой же красный и полный глубинных тайн. Известное в народе средство поспать и посмотреть, что будет наутро сработало и посмотреть утром, действительно, было на что. Мой «коралл» заколосился и окреп – появился бугристый рельеф – в пору заселять рыбами и моллюсками. Муж посадил себя и меня на мотоцикл и повез к врачу жаловаться на вдруг обрушившуюся на меня красоту, граничащую с пугающей экстравагантностью.

 

Ездили по деревням, удивляли местное население вопросами про больницу. Те пожимали плечами, перестав улыбаться, заодно вдруг забыв все давно выученные языки. Впрочем, кроме, как позвать в свой ресторан, ничего приятного в туристах для местного населения и нет. Один некогда белый турист, вросший отпущенными на свободу бородой и волосами в местную жизнь, посмотрел на мою руку из-под прикрытых век – он лежал на шезлонге у салуна с массажами и коктейлями, рядом валялся бесполезный мотоцикл. Мотоцикл сиял на солнце, хозяин на солнце спал – коротко про несуетную жизнь на Бали. Именно так многие представляют себе счастье, а вовсе не ездить по солнцепеку по окрестностям с женщиной, всю в кораллах, в поисках не существующих в природе Бали понятий «hospital» и «my wife». Впрочем, спящий хозяин мотоцикла сказал, что мой набухший «коралл» надо потереть лимоном. То есть, настолько сильна у бывалых туристов вера в местную медицину.

 

Лимон и вера в рецепт никуда не спешащего человека сотворили чудеса и на третий день коралл так распух, что я реально стала подумывать о своем истинном предназначении: Я– Горгона, медуза! Мое тело уверенно покрывается чешуей, в волосах нечесаные змеи, скверный характер – повезло с рождения. Почем бы не начать превращать равнодушных мужчин и красиво накрашенных женщин в камень?

 

Больницу мы в итоге нашли- я как раз декламировала речь Горгоны к Персею и была в принципе готова к переменам в жизни, но тут мы случайно два раза не туда повернули и сразу за мусорной свалкой обнаружили долгожданное медучреждение. Экскурсии в идиллические места: «здесь снимали  «Остров», а здесь рекламу «Баунти» — развлечение для чайников. Я, вот, теперь знаю, где снимали фильмы ужасов, ну те самые, про больницы, где марли-занавески на ветру, разбитые окна, стертый цвет больничных коридоров, расплывающаяся неровными желтыми кругами побелка, ржавая панцирная кровать с бурым матрацем,   забытая капельница на облезлом штативе медленно катится в вашем направлении по коридору и ее намерения нельзя назвать дружелюбными.

 

Рука зажила прямо во время просмотра «кадров из кинофильма», так и не дав до конца сформироваться общественному мнению в Фэйсбуке о пользе «Фенистила» в случае медуз.

Проезжая мимо спящего владельца мотоцикла я зачем-то крикнула ему «спасибо»

 

Вторая часть скоро или читайте на сайте

 

Часть 2. Наше время.

К новой поездке на Бали мы подготовились более тщательно – взяли с собой детей и друзей с детьми. На этом история, как и отдых, заканчивается. Любители хардкора  читают дальше.

Если совсем коротко, то во многих странах, где кокосы собирают специально обученные обезьяны и люди – за равноценную зарплату в бананах, жизнь для местного населения отличается от той, что для туристов.

Про зарплату в банановом эквиваленте точно не скажу, но вот, в России, согласно новому закону и отказу от импортных медикаментов, лимон тоже долже от всего помогать. Или только тем, кто может себе позволить лимон зимой? Пенсионерам пенсия в лимоны верить не велит, поэтому они лечатся отварами из одуванчиков. А я вам еще не рассказывала историю, как нас в России от укусов обычных комаров лечили и не хотели в самолет сажать. Лечили, лечили, да не вылечили. Укусы сами прошли, озадачив врачей инфекционной больницы.

Так вот, Бали. Из первой части вы узнали про Бали для аборигенов и все о народных методах лечения. Теперь расскажу вам, как мы все дружно отравились, но лечить в больницу повезли только дочь. Она очень худая, непонятно в кого. Для нее несколько дней обезвоживания не тоже самое, что моя тихая радость от минуса пары кг на весах. Когда ребенок стал терять сознание, мы попросили рецепцию срочно вызвать амбуланс. Приехавший таксист уверил, что домчит быстрее любой скорой и сдержал слово. Клиника оказалась прямо за углом от отеля.

 

Я больше не боюсь клиник в экзотических станах. В больницах для хронически «белых туристов» убранство хорошего отеля, плюс ресторанное питание «Пожалуйста, манго и ананас» — благо рядом на ветке растет. Вежливые врачи и медсестры заходят каждые пять минут с градусниками и вопросами «есть ли пожелания». А пожелание есть только одно – оставьте в покое и дайте поспать! Хотя, порой, мне кажется, что лучше отдыха, чем под квалифицированным присмотром быть не может! Не туда нырнул, не там откусил, не туда въехал на байке – жизнь туриста полна сюрпризов разной силы драматичности.

В идеале, надо не только ходить в сопровождении, но и спать рядом с врачом. Точно помню, с детства мечтала выйти замуж за врача. Но все знакомые мужчины-медики быстро от меня сбегали. Медики слишком хорошо осведомлены про последствия общения с женщинами с лабильной психикой и избегают даже небольшой дозы интоксикации.

Ниже несколько фотографий из балийской больницы. Мой муж не врач, но весьма доскональный человек в области финансов и статистики. По статистике получается, что  в клинику, как правило, обращаются те, что с мотоцикла упали или отравились.  Именно в такой последовательности разделяют первенство эти два чисто азиатских заболевания. У дочери уже есть шрам на ноге от мотоцикла, а теперь еще и отравление – сразу видно бывалый турист, то есть, пора лечить, то есть пора переходить к финансам.

В больнице одноместные палаты, интернет. На вопрос про кровать для сопровождающих мне, стесняясь, показали на большое кожаное кресло, стерильно белое. Я подумала, что в кресле легко поместится разве что балийский член семьи, но не стала спорить. Муж спал рядом с дочкой, дочка с капельницей физраствора, а я, разместилась на кресле лучшими частями тела и даже умудрилась выспаться. Сына приютили друзья. Наш просторный номер с личным пулом в отеле, что прямо виден из окна больницы остался свободным. На следующий день оказалось, что анализы в норме, надо только выпить пачку антибиотиков «на всякий случай» и можно идти назад, в отель. Как раз успеем на встречу Нового Года! За все услуги посчитали 2000 Евро. Если учесть, что на Бали номер люкс в отеле на неделю  и ОДНА ночь в больнице стоят приблизительно одинаково,  получается, что номер в клинике самый дорогой на побережье, зато, как я и хотела – самый надежный.

 

Еще немного про здоровье и безопасность в Азии.  Вместо проверки прав при выдаче байков в Азии говорят — «вот вам шлем». При покупке порезанных фруктов в пакетике не следует задавать вопрос про то, где здесь можно помыть руки. Не надо! Вы же не хотите видеть, как продавец впервые в жизни с интересом начнет рассматривать свои руки на предмет «А их надо мыть!?». Среди разных других заболеваний уже известные вам укусы медуз-горгон, иногда сдающие первенство немощно пощипывающему планктону  и  уже совсем экзотические, но не редкие обмороки от пауков в душе или от звероящеров – дальних родственников тараканов,  и обычных, международных проблем со здоровьем в следствии твердости характера  «нагрело голову, потому что панамка мне не идет», «я выпил много? – это у вас китайцев много!»,  «плавать за буйками – дело чести для пацана»!  Это только то, немногое, что я услышала от «белых», достойных лучшей медицины клиентов. Но таких, с непоколебимым характером, лечить  труднее всего. А вы как думаете?

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *