2. Обмен опытом.

Ранее

Начало. Год 1998.

Я работала уже полгода.  Немцы, как всегда, пришли неожиданно. Как Председателю  удалось привлечь в наш Союз ведущий немецкий Фонд поддержки молодых лидеров останется загадкой.   По результатам республиканского конкурса в Берлин поедут 10 человек: победители научных работ, лидеры молодежного движения – лучшие из лучших. Цель поездки – обмен опытом с активной молодежью Германии. Целая неделя в Берлине!

Узнав о предстоящей поездке, я ввалилась в кабинет Председателя забыв постучать, спросить разрешения, написать завещание. -Я должна поехать в составе группы! Недоуменный взгляд из под густых бровей. -Я должна, слышите. Я должна поехать в Германию в составе этой делегации!

Председатель  поднимается из-за стола, опираясь двумя руками в разбросанные по столу бумаги и зависает надо мной как лев, готовый к прыжку.

Руководитель Союза прославился вспыльчивым нравом, заплаканными секретаршами, а ответственная по воспитательной работе с молодежью Любочка впадала в предобморочное состояние от одного только имени. Любому внезапному увольнению, больше похожему на бегство, предшествовал такой крик из кабинета Председателя, что девочки покрывалась пятнами, а парни быстро находили дела за пределами стен Союза. Каждая оперативка – всхлипы, стоны, дрожжащие губы, пропитанные липким ужасом подмышки.

-Ты? Почему ты? С какой стати? Как я должен буду объяснять это другим? У нас полно давно работающих заслуженных работников! Каждое последующее слово на более высоких тонах.

По заходившей на шее вене, по снятым резким движением очкам стало ясно, что сейчас грянет. Гром и молнии, пепел на мою голову, или это моя голова  полетит с плеч?

-Я знаю два языка. Я могу переводить. Без меня они не смогут даже дорогу найти. Аргументы закончились. Остались красные щеки, подкашивающиеся коленки и одна мысль “если я сейчас отсюда выйду, то второго такого шанса уже не будет”.  Я руководитель международного отдела. Вы же сами меня назначили! Кто же, если не я? Разве этого не достаточно? Ну, ну пожалуйста,   МНЕ ОЧЕНЬ НАДО. Как же вы не понимаете? Может быть у человека судьба решается…

Председатель не спеша погрузился в свое любимое громоздкое кресло. -Уже отдали документы на оформление загранпаспортов. Ты не успеешь.

-У меня есть загранпаспорт. Я принесу.

Председатель не успел ничего сказать потому что я уже убежала из кабинета и не закрыв за собой дверь крикнула из проходной. -Буду через 20 минут.

Кто из победителей научных работ в тот раз не поехал в Берлин я никогда не узнаю. Мучает ли меня из-за этого совесть? Честно? Нет. Не мучает.

Группа счастливцев отбывает в Германию. Пять девушек и пять парней – чемоданы и почему-то рюкзаки из турпохода. Некоторые родители обнимают и плачут.

-На фронт же, к немцам, провожают – заплачешь тут – слышу от одного паренька почему-то без родственников.

Ухмыляюсь его шутке.

-А ты почему один?

– Да не успеют за неделю соскучиться. Я дома попрощался. Меня зовут Серега.

-Привет, Серега.

Ко мне подходит руководитель нашего отряда  – парень Володя из книжки про пионеров-героев. Скромный и симпатичный. На лацканах пиджака значок Союза Молодежи. У нас, оказывается, есть свой значок? Руководитель группы обращается ко мне с уважением  – я усиленно притворяюсь светской львицей – бывалой, видавшей виды и уже немного подуставшей. Шальная от собственной наглости и предчувствия попутного ветра в судьбе, я уже оседлала ощущение больших перемен.

Говорю Руководителю:

– Эх, Володя! Ну и натворим мы там делов!

Володя отшатывается от меня,

-Ты о чем? Каких делов? Мне поручено не подвести. Нам доверили – это большая честь. Мы – лицо Башкирской Молодежи. Ты понимаешь всю важность?

Я смеюсь и киваю головой: -Не переживай! Все сделаем в лучшем виде! Мы -лицо Башкирской Молодежи…

Если бы я повторила эту фразу еще раз, то не удержалась бы от гомерического хохота. Володя смотрит на меня с опаской и отходит руководить очередью из отличников и активистов на регистрацию рейса из Уфы.

Серега вторит: – Не посрамим лицо Молодежи Башкортостана!  и изображает дробь палочками по барабану. Отдаем друг другу пионерский салют и идем в общую очередь на чекин.

Активисты из Башкирии еще не были в Москве. Руководитель Володя уже был – по заданию Союза на курсах молодых руководителей. Он знает Москву по карте Метрополитена и немного гордится этим. От Москвы, шума и света большого города нам всем немного не по себе.  Город поглощает, выматывает с первых секунд. Никогда не понимала стремления жить в этом хаотичном мегаполисе. От толп и чужой энергетики теряются силы и забываются цели – в Москве всегда, насколько себя помню, задача добраться из точки А в точку Б. Уже не знаю зачем – просто добраться.

По дороге из Уфы, из одной группы в 10 человек получилось несколько маленьких подгрупп. К нам с Серегой примкнул вдумчивый Антон и милые спокойные с виду девочки Алла и Гузель.  Алла все время с томиком стихов,  Гузель  в наушниках, конечно –  классические концерты.

Летим в Берлин на Lufthansa. Территория страны распространяется и на самолеты. После перелета из Уфы в Москву разница чувствуется. Что это было? Кукурузник? На иллюминаторах занавески в цветочек, в салоне зеленая ковровая дорожка, может быть ее подметали перед взлетом эти домашние, румяные стюардессы  “Чаю будете?” Пассажиры – в основном какие-то мужчины с прижатыми к груди портфелями. Из портфеля же кто-то наливает “коньяк”. На Lufthansa – всё, начиная от  самолета с желтой птицей на синем хвосте, стюардессы, пассажиры, лица и улыбки – все какие-то заграничные по виду и даже по запаху. Стюардессы улыбаются профессионально – с каким-то чувством собственного достоинства. Может быть это называется чинность? Чинный самолет и чинный персонал.  А мы бесчинствуем! Бесплатный алкоголь в маленький бутылках. Для немецких бесстрастных стюардесс группа активистов из Башкирии окажется тяжелым испытанием.

-Точно можно еще бутылочку вина? А еще одну? А тогда еще две для нее и для него.

Совсем совестливые активисты предпочли сразу заснуть, видимо, чтобы не подвести молодежь Башкортостана.  Пустые бутылки стали составлять к спящим на откидные столики.

-Сразу видно кто больше всех выпил.  Ай-я-яй, что же вы это так, не рассчитали – качает головой Серега.

Мы хохочем на весь самолет.

-А можно еще одну бутылочку? Красного или белого? И красного и белого. А можно сразу две? А вот для них еще и для нас еще, ну, чтобы вас больше не гонять.

Я зачем-то перевожу, хотя стюардессы уже давно понимают по поднятым вверх пальцам и с застывшей улыбкой чинно приносят заказы. Руководитель  Володя сидит бордового цвета и умоляет нас больше не заказывать, машет руками за спинами стюардесс и грозит позором перед всей Германией. Устав бороться заказывает баночку пива и потом еще одну.

В аэропорту нас встречает дипломат с табличкой  нашего Союза. Он в костюме-тройке с белым платочком в нагрудном кармашке. Оказалось – водитель нашего экскурсионного автобуса. От водителя мы почти протрезвели, а я сказала на хорошем немецком заранее выученную фразу:

-Я рада, что мы приехали в столицу Германии. Это  моя мечта! и спросила уже на английском: -Где здесь можно курить?

В гостинице в самом центре западного Берлина мы чинно, как стюардессы из Lufthansa, приходили в себя от свалившейся на нас небывалой роскоши. Остеклянелые улыбки и глаза.

-Офигеть! – сказал Серега. Каждому свой номер с душем, телевизором и двуспальной кроватью.

-Может еще кого-то подселят – неуверенно предположила Алла. Тогда я к тебе, Гуля, ладно?

-А у меня в номере мини-бар с виски и мартини, зачем-то сказал Антон.

Берлин. Технический Университет.

За одну неделю мы должны обменяться опытом! Наши визави — ведущая студенческая политорганизация Германии. Ни одной девушки – лишь двенадцать симпатичнейших  парней. Стыдно было бы уезжать без Опыта!

Первая встреча – длинные столы,  делегации напротив друг друга.  Немцы, на правах хозяев рассказывают первыми  о своей работе и жизненных ориентирах. Мы с Аллой и Гулей ставим баллы от 1 до 10 каждому из присутствующих. Хихикаем и краснеем, когда на нас пристально смотрят  конкурсанты, особенно когда те, что получили 8, 9 и 10 из 10 баллов. Хотя, меньше 8 никто и не получил.

На всех официальных встречах нас сопровождает грустный профессионал, синхронно бубнивший перевод из усов в микрофон. Видимо, перевод для молодежи из Уфы не был звездным часом его карьеры. В первый же вечер, когда переводчик закончил трудовой день и  уехал отдыхать языком, я забрала себе его функции.

Опыт работы переводчиком  у меня был.   При правильном переводе, все переговоры в Уфе плавно переходили в модные рестораны, на балетные премьеры и  выставки известных художников. На одного  иностранца охотились все года и выпуски инъяза. Конкуренция бешеная, зарплата мизерная, иностранцы, полюбившие водку уже у трапа  самолета и забывшие родной язык. Испорченные водкой и почтением, иностранцы быстро теряли границы и превращались в местных корольков. Один итальянец предлагал жениться на одну ночь взамен на его чувственное исполнение арии «о соле мио». Старый француз с носом, отдыхающем на верхней губе, обещал подарить в свой следующий приезд духи от Dior. Пока, в качестве аванса  и гаранта – бесплатный пробник. Говорили, что за пробник уже многие  красавицы считали француза Ален Делоном и собирали чемоданы в Париж.

Первый  день моей «трудовой деятельности» фрилансера-переводчика в Берлине закончился знакомством с будущим мужем, фиаско с любовником и сильнейшим похмельем на утро.

3. Знакомство.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.