Почему не болеют немецкие дети

Почему не болеют немецкие дети

Берлин. Лето. Парк. Детская площадка для малышей ясельного возраста в приятной тени от платанов. На площадке водокачка с колодезной водой для игр детей в выживание, или, если хотите, в спартанцев. «Спартанцы» сидят здесь же —  в большой ледяной луже очень грязного цвета. Сидят голые. Некоторые сидят в бодиках и в памперсах, видимо, строго следуя предписанию общественного бассейна «купание маленьких детей разрешается только в специальных подгузниках». Памперсы давно сделали свою работу, впитали в себя часть лужи с песком и болтаются в области коленок. Новорожденные, те, что уже в состоянии держать головку над поверхностью лужи и те, что уже могут ползать-ходить радостно плещутся, поливают друг друга из леек и ковыряют каналы. Продвинутый уровень «спартанцев» перекусывает в атмосфере, максимально приближенной к военно-полевым условиям. Макают печеньку в лужу и съедают, размазывая по лицу серо-коричневую жижу. Родители детей сидят на скамейке и, в зависимости от возраста детей: читают, беседуют, помогают подкачать свежей водички или копают траншеи, ползая в луже. Изображают неподдельный пофигизм и благодать.
Берлин. Лето. Та же детская площадка, рядом, чуть сбоку. Дети в красивых панамках и летних нарядах играют в песочек. На лицах зависть к детям в луже. Робкие и явные попытки присоединиться пресекаются на корню родителями. Русскоязычными родителями, как вы догадались. Сами родители сидят в ополчении, в стороне от немецких,  хором читают мантру спокойствия. Те, кто в Германии первый срок, хотят спасать немецких детей от лужи путем запугивания родителей названиями страшных болезней от переохлаждения. Заодно могут рассказать про отравления кишечной палочкой разных модификаций. Чаще же, просто делают негодующее лицо и качают в сторону «ненормальных» головой. Беда одна, с этими чокнутыми немцами!
Когда приезжают туристы из России, я вожу их на лужу с детьми. Никакой Берлинский Собор и Бранденбургские ворота так не впечатляют российского туриста, как такое вот отношение к детям и вызывающая антисанитария. Некоторые, по началу, вдохновляются и хотят перенимать опыт, но потом сетуют, что на последующее лечение в российских клиниках энтузиазма  может не хватить. Сразу же рассказывают поучительные истории, как однажды в Турции мальчик тоже купался да не в луже, а в бассейне. Потом оказалось, что в бассейне жил хеликобактер с плохим характером. Мальчик выжил, но без марганцовки из дома не выходит.
На всех детских площадках Германии ходят босиком. Это уже и русские родители, так и быть, согласны. Ни окурков,  неприятных по виду и запаху, ни, тем более, стеклянных остовов алкогольной продукции на детских площадках не бывает. И пьяниц на детских площадках тоже не бывает. Впрочем, пьяниц как-то вообще не видно. Пьяницы, строго по-немецки, сидят в специально отведенном для пьяниц месте «Kneipe», или попросту, питейное заведение типа бар с дротиками. Пьяницы пьют и играют в дротики. На детской площадке им, должно быть, скучно.
Каждая детская площадка, огорожена от собак и вездесущих велосипедистов невысоким заборчиком. На заборе табличка что можно и чего нельзя приносить на площадку. Почти, как в аэропортах при прохождении секьюрити. Бомбы, ножи, сигареты и алкоголь зачеркнуты жирным крестом. Мы с подругами пьем вино из пластмассовых стаканчиков и считаемся местными  нарушителями порядка. Немецкие курящие родители выходят за заборчик. Русские родители тоже, за заборчиком, нервно курят, глядя на детей в луже и спрашивают нас, где купить вино.
С самого рождения дети в Германии не ищут легких путей. Мамы рожают их в больницах, где вход для всех посетителей свободен круглосуточно, как на вокзал. Проникновение в святые святых происходит без взяток, паролей, бахил и халатов. Когда я рожала, муж прошел в родильную палату прямо с улицы. С куртки стекали дождевые потоки, ботинки оставили на белоснежном полу громадные темные лужи. Медсестры посмеялись над бесконечно плохой погодой в Берлине и вытерли пол. Новорожденную дочь вручили мужу.  В немецких роддомах детей не моют, а сразу одевают в легкие конверты и — получите, распишитесь….В палате для мамы и новорожденного холодно. Медсестры и врачи не разрешают закрыть окно и говорят, что только так и надо для здоровья матери и дитя. А то, что ребенок кричит, так это ваши проблемы, у других же не кричат. Соседка по палате-немка с довольно посапывающим новорожденным малышом смотрит на меня с недоумением и говорит: -А как же свежий воздух? Видимо, у моего ребенка генетическая память и он орал все три дня в больнице. Как пришли домой, где до упора батарея работает, и в шаль завернули, и грелку подложили, тогда и перестал орать. Три дня отсыпался потом.Немецкие груднички ползают под ногами у взрослых в ресторанах и магазинах, находят много интересных вещей для познания на вкус и перевариваемость желудком. Надеюсь понятно, что в Германии никто не подозревает о существовании стерилизаторов сосок и бутылочек? В качестве стерилизации используется метод «подуть, облизнуть, проверить на свет», да и то, не всегда.

С наступлением осенней прохлады русские дети в Германии одеты по всем правилам здравого российского смысла и советам советских педиатров. У всех штаны с начесом, шапки, шарфики , пуховички. Пока пуховики осенние, на тонком пуху и синтепоне. Толстые на гагачьем пуху, да от финских фирм для мороза в -40 уже готовы к скорому применению.
Немецкие родители одевают детей в  пуховики только на горнолыжных курортах. В Германии все, что ниже температуры -10 С — катастрофа национального значения. Страна не готова к настоящим зимам, со сходами ледников, ураганами и замерзшими батареями. В прошлом году на Рождество цвели вишни. В этом году все молятся на «хотя бы снег посмотреть». Бабки оставили герань на балконе, пьют кофе в летних креслах.

А мне в садике немецком воспитатели говорят, кивая на осенний пуховик: «Вы зачем это принесли? Где дождевик и непромокаемые штаны?!» Я в печали, но приношу. Всех напутствую, что под легкий дождевик надо одеть теплую кофту, а лучше даже две, а под резиновые штаны надо одеть гамашики.» Меня с гамашиками игнорируют, потому что немцы ответственные и если что пообещают, то так и сделают. Я мысленно вздыхаю и отправляю сына на курсы «молодого бойца» и думаю «что-то уж там будет… » Сын, загорелый и еще теплый после отпуска в октябре в жаркой стране, убегает в группу, где настежь открыта балконная дверь и все окна. Проветривается помещение. Микробы гибнут на лету от перепада температуры и сквозняка. Дети играют на полу в машинки, воспитатели пьют горячий кофе в варежках, выдыхая пар. Убегаю из садика пока совсем не сошла с ума от переживаний и в следующий раз прихожу в садик в шарфе, чтоб не продуло горло.

Сын пришел из садика в чужой одежде и с пакетом «надо постирать». Думаю, что, верно, сын не добежал до унитаза, но не понимаю, почему переодет весь целиком. «Это мы в лужах прыгали» — гордо сообщает сын. Пишу себе в телефон план на завтра: «Сходить в садик — втык воспитателям».

На пороге встречаю директора, милую женщину. Женщине уже за 50, но выглядит на 35. Говорит, что от детей заряжается. Я ей сразу верю. К ней водят потомство ее прежние выпускники. Выжившие выпускники, судя по всему. Мы с ней в хороших отношениях, т.е. здороваемся и улыбаемся. Вот я сразу дирекции и пожаловалась: «кто вчера гулял с детьми и как так получилось, что ребенок насквозь промок?», говорю я, руки-в-боки. Она не моргнув глазом: «Мы вместе гуляли и да, дети плескались в лужах. А что?» Я на выдохе: «Но позвольте-позвольте, а как же так, ведь заболеют, простудятся…» Она отвечает, что детей умыли и переодели в сухое, как только пришли. «Поэтому мы всегда просим приносить сменный комплект всей одежды». Я не желаю угомониться и уточняю, что, надеюсь, дети хотя бы в конце прогулки, по дороге назад, в садик в лужах плавали. Но она и тут: «Вы же не думаете, что мы будем запрещать детям радоваться во время прогулки? Конечно, они и по дороге и на прогулке и вообще ВСЕГДА играли в лужах. Ах, если бы вы видели, сколько у них от этого радости» Я стараюсь говорить спокойно, как со всеми неадекватами: «То есть они ходили, сидели на земле, играли в песке, все 2 часа в мокрой насквозь одежде при температуре 5 градусов?» На что она со счастливой улыбкой: «Конечно! А как же иначе?», добавляет: «Ваш сын вообще никогда не мерзнет, он много двигается и, скорее, ему жарко. Он не промок, а вспотел!». И уже с подозрением в голосе:»А почему вы задаете эти странные вопросы? Может быть вы НЕ разрешаете детям играть в лужах?» Я говорю покорное: «Ах зо…» и ухожу домой под укоризненным взглядом собравшихся на диалог родителей.

Дома думала употребить водку для  нервов и для растирания ребенка, потом долго искала банки и горчичники. В итоге, ничего не сделала, потому что устала.
Вопреки всей логике,  мой ребенок не заболел. Ни тогда, ни потом. Эксперимент продолжается. Вчера ходили в парк на праздник фонариков «День святого Мартина», который всегда выпадает на самую мерзкую погоду в середине ноября. Под дождем со снегом, в мокрых ботинках и продрогшие от колючего ветра  пели  душеспасительные песни — ждали когда совсем стемнеет, а потом еще час ходили по парку с фонариками и с теми же песнями. Каждый год с содроганием жду очередного прихода «Св Мартина», а дети ждут праздника с лета. Делают фонарики, разучивают песни…

Немецкие дети подозрительно редко болеют. А если ребенок кашляет и с соплями пришел в садик его никто не прогонит домой «идите лечитесь или вы нам тут всех перезаражаете!» Этот возмутительный факт наплевательского отношения к общественному здоровью родители из садика объясняют так: «Да», говорят они, «печально когда кто то приходит и всех заражает. Бывает потом ребенок болеет и приходится сидеть дома.» «Но, продолжают они, это же хорошо, что они сейчас всем переболеют и потом уже не будут болеть в школе и вообще, чем чаще и разнообразнее болеют, тем быстрее закаляются» Вот вам секрет успеха от немецких родителей. Видимо, когда-то, под Сталинградом, были сделаны неутешительные выводы, с тех пор страна пересмотрела свои взгляды на здравоохранение. Истина где-то рядом — новый сюжет «x-files».

Мой друг, немецкий врач с 40-летним стажем. Седая шевелюра, пижонский шарф и твидовый пиджак на водолазку ему очень идут, несмотря на промозглый ветер. Гуляем по парку. Проходим мимо детской площадки, где среди пуховичков и шапок играют дети в шортах — с соплями, обмотанными вокруг шеи. «Мы в детстве тоже только в шортах в такую погоду бегали» — говорит он с ностальгией. «Откуда эти пуховики и шапки. Зачем калечат детей?» — возмущенно спрашивает меня он. Я показываю на сопливых и говорю «так, что ли, не калечить?» Он удивленно: «Так эти, с соплями, и есть самые здоровые дети с естественными реакциями организма». Я сказала ему, что не тот сибиряк, кто не мерзнет, а тот, кто тепло одет. Гордая собой. Врач посмотрел на меня и промолчал. Наверное, не знал кто такой «тепло одетый сибиряк» и не стал спорить на непонятную тему. «Пошли-ка, лучше, выпьем горячий глинтвейн», сказала я своему седому другу и поежилась, кутаясь в дубленку… Мужчины у ларька пили  пиво и смеялись. Тепло одетый сибиряк очень удивился бы…

Прошло 2 года.

Мой сын так и не заболел, несмотря на все старания садика и общества. Поэтому мы отдали сына на футбол. В немецкую секцию. Я уже давно наблюдала за этими мальчишками: в любую погоду, в дождь и снегопад в шортах по полю бегают.

На прошлых выходных были на матче. 5 градусов, дождь. Матч на открытом стадионе с настоящей травой, то есть еще и настоящая грязь присутствует. Прилагаю видео и фото. Мы приехали только с одной целью — засвидетельствовать присутствие. Были уверены, что матч отменят. Дети 2011 года рождения т.е. 5-6 лет не могут играть в таких погодных условиях. Тренер пытался образумить родителей и просил проголосовать кто за и кто против, говорит: -Скоро Рождество, каникулы, выступления, елки… Будет жалко, если кто-то заболеет. Дети орали: -Мы хотим и будем играть. Все родители кроме меня и еще одного русского папы дружно проголосовали «за!» Сказали, что раз дети хотят, да и вообще, напрасно пришли что-ли…

 

Мы с мужем кутались в пуховики и пили горячий чай, под зонтом. Дети играли, смеялись, падали в лужи. А это даже как-то здорово, подумала я и тоже начала кричать и подбадривать игроков.

После футбола сын пошел в субботнюю русскую школу, а сразу потом на день рождения к однокласснице. Мы устали его возить туда-сюда, даже спать раньше в тот день  легли.

Ни сын, ни один из мальчишек после матча не заболел. Говорят, что один папа чем-то отравился на рождественском базаре, но это совсем другая история.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *