Велосипедисты на тропе войны.


Количество велосипедистов в Берлине превышает любой порог терпимости. Ощущение, что все немцы сначала бегают со мной в парке, а потом я иду домой, а они пересаживаются на велосипеды. В какой-то момент они прикрепляют к велосипедам детей, собак, крытые прицепы, чтобы вместить туда еще больше детей и собак. Все в касках, все едут на войну c  автомобилистами и пешеходами.
Для любого немецкого велосипедиста, все, что не на велосипеде подлежит уничтожению. Пешеходам отведена специальная полоска пути справа, машинам слева. По центру проходит дорожка красного цвета – славы велосипедиста. Зазевавшийся пешеход получает проклятье на, существующем-таки, немецком мате. Для борьбы с автомобилями, за эталон, выбран путь геройски распорядившегося своим телом Матросова. Велосипедисты, не раздумывая, бросаются под колеса задевшей красную дорожку машины. Суть подвига – чтоб не повадно было! Автомобилиста забирают в тюрьму. Семья уже никогда не отмоется от позора.  Говорят, что для поддержания здоровой ненависти, велосипедисты закупают свой корм исключительно в Биомагазинах. Люди в шлемах и обтягивающих чресла костюмах, презирают все виды мяса, на завтрак обед и ужин едят киноа, годжи, чиа, проращивают овес, запивают соком из витграсс. Лично я пыталась лучше изучить противника и начала выращивать злаки, знаю, что такое киноа, подружилась с годжи. На стадии «витграсс» меня стошнило зеленой лужайкой. Теперь с еще большим уважением убегаю от людей с велосипедами.
Открою вам секрет. Мой муж-оборотень. В миру, парень на большом автомобиле, в семейной жизни — велосипедист-проповедник. Мы и сами не поняли, в какой момент стали членами секты. Конечно, тревожные звоночки были давно. Сын еще не научился ходить, а муж уже «поставил его на колесо». В 11 месяцев сын гонял по парку на беговеле. Стоило остановиться, как сын терял равновесие, падал на голову, в крови и соплях полз по направлению к дому. Трепетные соседи изображали лицом конец света. Так, незаметно,  немецкое окружение, приучило мужа к мысли, что сыну необходим велосипедный шлем.
Дочери купили шлем, потому что в цветочек. Для меня, муж сказал, шлема не надо. Он уже давно косвенно дал понять, что голова не самая лучшая часть моего тела.

Вчера и позавчера и еще за день до этого ударили велопробегом по окрестностям земли Бранденбург. Потсдам хорош тем, что я там не живу. Точнее, что я не пребываю в спячке вместе со всем остальным населением города. Не то, чтобы в Берлине я жила в стиле техно, клоаке молодежного туризма, приверженцем мультикульти и день без андеграунда, пропавший день…. Нет, я живу в районе буржуазных берлинских пенсионеров. У нас тихо и прилично. Почти нет детей и мало собак — короче, все идеально. Но, несмотря на это, наш район – скопление народных масс, центр беспредела и зашкаливающих децибел, по сравнению с Потсдамом. Чтобы вы поняли: если вы хотите бросить курить, забудьте дома сигареты и езжайте в Потсдам. Там на протяжении километро-часов вы не встретите ни одной живой души. Если встретите, то это будут люди, едущие в трамвае.
С точки зрения архитектуры Потсдам мне нравится, но это всего полчаса на велосипеде. Шикарные виллы на окраинах, уютный центр города с голландским кварталом, парк Sans Souci.
Отдельной похвалы заслуживает огромное озеро Хафель. В Потсдам и, следующий за ним Вердер, лучше добираться вдоль озера. Опять-таки, кругом велосипедные дорожки: в лесу, на пляже, по дачным участкам и убежищам рыбаков. Не слезая с седла — все виды и многообразия жизни земли Бранденбург. Красотища: ветер в лицо, мошки, вонзающие в глаза ножи, велосипедисты из Италии, забывшие от восторга про руль, немецкие велосипедисты, преследующие велосипедистов из Италии чтобы утопить всю группу в озере Хафель.
С короткой передышкой на ночь в отеле, исключительно ради массажа ягодиц в СПА, мы продолжили свой путь в Вердер. В Вердере ежегодный праздник цветения деревьев. Уже на подъездах к городку усиленный патруль ряженых в венки полицейских и замаскированные в кустах с сиренью полицейские автобусы. Ни один праздник в Вердере не обходится без совмещенного с ним праздника дегустации вин местных виноделов.
О том, как я каждый раз хочу начать жить заново, желательно в Вердере и желательно пейзанкой на винодельне. И о том, как уехать с праздника цветов и вина на велосипеде счастливой одинокой женщиной с чувством достоинства и эскортом из пятидесяти автомобилей я расскажу вам в другой раз. Время пить «витграсс» — мщу себе за вчерашнее счастье.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *