Uncategorized, брат, Париж

Блеск и нищета французских куртизанов

Брат приехал чтобы на деле доказать верность русской поговорки «Увидеть Париж и умереть». Я до этого Париж видела и осталась жить. Думаю, что все дело в компаньонах. К примеру, поездку в Париж с немецким мужем одна подруга  охарактеризовала как: "Андреас любой Париж испортит!".

С братом Париж испортить нельзя, но «увидеть и умереть» можно легко.

Если уже кто-то читал про "поиски любви в Париже". Ну тогда, когда мы с братом, а потом и пятеркой последователей любовь французскую на одну ночь искали? На следующий день, сильно опоздали на завтрак и последний кусок колбасы и так небогатого шведского стола шустро увела "Светка-сучка".  Еще вчера "Светка-тетка-никакакушная — бадминтонный тренер", сегодня получила это почетное имя за мастерство уводить из под носа чужих "французов" .  Похоже, она специализируется на "увести из под носа". Может у них на бадминтоне такому учат? Вот и мне тренер всегда говорил: "держи мяч, держи… Недержание мяча не лечится…" Вот и вчерашний пример подтверждает, что мяч не удержала. С таким трудом добытый  трофей — симпатичный  паренек Леша из Твери, сошедший за парижанина исключительно из-за нашей неопытности во французах, остался у Светки в номере ночевать, а я проревела полночи от неожиданного фиаско. "Держи мяч, держи…" Приеду и запишусь на гандбол!

Подавив в себе желание, запустить в Светку надкушенным корнишоном, я спешно закончила завтрак. Попыталась утащить с пира оставшихся продуктов брата. Он упирался. Наедался впрок. Он рачительный парень, дальновидный. Уже на выходе из ресторана, получилось слегка отомстить  "Светке-сучке". Она подошла, нарочито глядя в глаза и томно потянувшись передала мне привет от Леши, "который очень торопился с утра на работу"… Я спросила: "А кто такой, Леша?" и сделала задумчивый вид. Светка начала: "ты не помнишь Лешу????". Брат, как все мужчины, не искусный в интригах, выпучил глаза и собирался реанимировать мою память. Наверняка собирался сказать: "Тот самый Леша из-за которого ты всю ночь ревела". Я быстро потащила брата к выходу больно сжав его локоть и прокричала Светке напоследок: "Извини, нам некогда, у нас впереди "о-го", какие дела!". Светка что-то прокудыкала всед, но мы не обернулись.

Естественно, после вчерашнего Grand Scandale о том, чтобы взять с собой кого-то не было и речи! Пускай учатся  развлекаться сами. С нас хватит, с альтруизмом покончено! Учите языки и гуляйте где хотите. Знакомьтесь, влюбляйтесь, покупайте духи и платочки. В итоге, все поехали  на экскурсию в Лувр, а мы запрыгнули на поезд Париж-Диснейлэнд!

Великий детский праздник занял у нас весь день, все эмоции и калории. Брат таял на глазах и просил котлетку. Он не искушен во француском шике ходить стройным от голода. Пропустив нужный поезд на Париж очень переживали, что можем не успеть на главное событие "Ужин во французском ресторане с лягушками". Напрягало, что Светки-сучки и остальные любители Лувров успеют вовремя, в отличие от нас. Было известно, что в 18 часов от гостиницы отъезжает наш автобус на ужин. Надо было торопиться.

Торопиться — слово не из моего лексикона. Закономерно опоздади  к  автобусу. Требуются срочные действия для воссоединения с группой.   Я в таких случаях всегда иду в душ и пою там песню. Брат метался по комнате и, кажется, немного матерился. Я попросила его позвонить по горячей линии ответсвенному за нас гиду. Брат звонил и звонил много раз. Судя по тому, как он бросал трубку и стучал по клавишам отельного телефона — успеха не добился. Ну как можно всерьез расчитывать на нашего гида — красный зонтик с ушами зайца? Я изначально не верила, что можно дозвониться до этих ушей. Брат прокричал мне сквозь звуки воды, что идет на рецепцию узнавать секретный код набора цифр горячей линии. Брат верит в высшую справедливость и горячии линии спасения — молодой еще.

Тем временем я вышла из душа в прекрасном расположении духа и начала готовиться к выходу.

Как тогда, так и сейчас, фактор времени существует отдельно от меня, в другом измерении. Привязать мои сборы к какому-то часу задача невозможная и даже рискованная тем, что любые ускорения и  угрозы приведут к ухудшению результата общего показателя команды на выходе. Как в том мультфильме: " если будете ругаться, то не буду собираться…" Не знаю, как долго была я предоставлена сама себе, но успела превратиться в роковую красавицу для  ужина в Париже. Опять красное платье и  очень парижские перья на боа. Я даже начала скучать и осматривать номер на предмет вчерашнего кувшина вина. Уже нашла, возликовала, но тут вернулся брат. Точнее, ввалился в комнату с истеричным смехом. "О", говорил он сквозь смех. "О, какие придурки!" продолжал он и довольно долго терялась я в догадках кого он имеет в виду и где уже наш автобус и обещанный ресторан?

Брат рассказывает: "спускаюсь я на ресепшн, а там девушка, сразу видно, рецепционстка по образованию." Брат собрал все свое обаяние, а он умеет — в Уфе, от его улыбки все женщины сознательного возраста,  добровольно превращаются в наложниц, идут до горы со статуей Салавата Юлаева на коне и дружно прыгают вниз из-за отсутствии взаимности.  Девушка-рецепционист ничего не знала ни про Салавата Юлаева, ни про наложниц, поэтому смело тупила брату в лицо.

Брат протянул бумажку с номером горячей линии нашей турфирмы и несколько раз повторил любезно:"I need your help! How to call this number?"

Девушка,   взяла бумажку и захлопала глазами. Потом заснула. Проснувшись, удивилась увидев настойчивого молодого человека с улыбкой зомби, хотела снова заснуть, но брат разбудил ее скрежетом зубов. В итоге, продиктовала брату телефон, написанный на бумажке. Два раза продиктовала. Без всяких изменений и корректив к уже написанному на бумаге. Брат говорит на английском с акцентом троечника, но из английской спецшколы. В его вольном переводе, навеяно хитом  "Killing me softly" , эту девушку брат  "убил бы нафиг". Рецепционистка собиралась прочесть номер в третий раз когда брат сработал на опережение  "Just forget it and order a taxi in 15 min"("Забудьте про это. Вызовите такси через 15 минут.")

Через 15 минут мы вышли из номера и я сразу побежала смотреть на девушку-мага цифр. Она приветливо взмахнула мне ресницами. Я спросила:" Where is our taxi?" После уже известной из рассказа брата миниатюры "чуткий сон рецепционистки", девушка плавно махнула рукой в сторону выхода. Мы помчались вон из проклятого места. Но, не тут-то было! Перед входом такси не оказалось. Проезжающие мимо авто с горящими шашечками в ответ на наши призывные взмахи руками давали по газам и исчезали в парижской мгле. Видимо, по парижскому кодексу таксистов, останавливаться в негритянских кварталах можно только если в ближайшее время планируется самоубийство водителя.

Побегав еще минут 15 за такси с мольбой во взгляде и жестах мы не добились  ничего, кроме  заинтересованных взглядов удалых черных парней из подворотни. Пришлось спешно ретироваться в отель.

Девушка не удивилась нашему возвращению и вообще не подала виду, что заметила наше присутсвие. "Where is our taxi?" (где наше такси?) уже по-взрослому закричала я, подбегая к ней с намерениями потрясти как следует эту куклу. Девушка показала высший пилотаж! Без тени смущения и раскаяния она вздохнула: "Do you want a taxi?"(вам надо такси?) Всеми силами удерживая брата от убийства "killing softly дуру нафиг", я улыбнулась своей самой доброй и широкой улыбкой и сказала "O, уes, please!"

Девушка, как оказалось, умела говорить без ресничных пауз. Может она думала, что по-английски говорить надо медленно для нас, обаятельных русских? Как бы то ни было, поговорив по телефону бегло, по-французски, она обернулась к нам и замерла. "Такси будет минут через 10-15", сказала она и добавила, сделав  вздох-взмах ресниц-выдох "вы пока можете посмотреть телевизор". Как раз шел прогноз погоды и по сравнению с девушкой, зрелище — захватывающий блокбастер. А я подумала, что если еще кто-то, когда то, выскажет недовольство моей скоростью при сборах я отвезу этого негодяя в  город Париж к девушке в летаргии.

Лучший способ укрощения всех стремлений — смотрите прогноз погоды и будьте уверены, что Хронос остановил для вас время. Выпав из настоящего, мы не поверили, что такси ожидает у двери.

С блаженной улыбкой мы уселись в парижский скоростной транспорт и назвали площадь, на которой должны были высадиться из автобуса наши туристы. По нашим представлениям, ресторан будет прямо посередине  площади и восторженные соотечественики за нарядными столиками будут вкушать наше торожественное прибытие.  Таксист сперва откроет мне дверь, потом подарит красную розу, поцелует руку и  нажав на клаксон, скроется в море парижских огней.

Таксист знал названную нами площадь. Он козырнул под клетчатый берет и рванул с места. Мы ехали по черным улицам странного района дислокации нашего отеля, проезжали яркие вывески отелей и ресторанов с беспечно отдыхающими людьми, чувствовали если не счастье, то умиление от скорой встречи с ужином, с лягушками, с теплом и уютом настоящего французского вечера. Взгляд скользил по прекрасным домам с кружевными чугунными балкончиками, пока, случайно, не остановился на мигающих цифрах счетчика. Я перевела взгляд на брата и обратно на счетчик. Брат, судя по виду, уже обнаружил "интересное рядом" и сидел слегка парализованный открытием. Красные циферки показывали какую-то сумму, которая явно не вязалась с нашим представлением об "уютном парижском вечере в кругу друзей".

Сумма давно превысила мыслимое число "х" которое я когда либо платила за такси и готова была оплатить в ближайшем будущем. Счетчик продолжал безжалостно тикать и я поняла, что пошел отсчет минут жизни на бомбе с часовым механизмом. Денег таких у нас уже не было, а мы продолжали катить беспечно по красивым улицам. Скажи мы сейчас "стоп" останемся не испробовав лягушек. Окажемся на неизвестной улице Парижа, без права переписки. Мы забыли карточку отеля и не помнили названия и адреса. Мы даже не могли бы вернуться назад и развеять все тревоги в компании рецепционистки с ее прогнозом погоды,  пачкой чипсов и вчерашнего вина. Нам обязательно нужно найти свою группу чтобы хотя бы узнать адрес отеля. От паралича и безисходности, мы продолжали широко улыбаться глядящему на нас в зеркало заднего вида водителю, довольному, по всей видимости, достигнутым эффектом от ночного Парижа. Наши застывшие в гримасах радости лица внушали ему гордость за родной город и он улыбался еще лучезарней и вез нас очередным кругом по всем достопримечательностям и может даже свозил в Версаль… В какой-то момент мы попытались установить контакт и с ужасом поняли, что ко всему прочему наш таксист еще и не говорит по-английски. Ну, ни словечка.

Через нн-ое время после остановки сердца, остановилось и авто. Водитель радостно сообщил "силь-ву-пле" и назвал сумму красных цифер с уже сдетонировавшей полчаса ранее бомбы. Мы сидели и молчали. Таксист повторил радостное сильвупле и протянул руку. "Бежать бессмысленно" — зачем-то сказал опытный брат. Мы вяло полезли за кошельками. Долго и значительно шуршали жалкими купюрами и несколько раз высыпали на ладошки мелочь для пересчета. Таксист с улыбкой и протянутой рукой ждал. Брат сказал: "мерси баку" и положил мятую бумажку. Таксист развернул денежку и с вопросом посмотрел сначала на брата и потом на меня с улыбкой. Я тоже важно положила ему мой скомканный взнос. Таксист перестал улыбаться. Зато просияли физиономиями мы и высыпали ему в пригоршню всю имеющуюся у нас мелочь. Таксист отказывался верить в происходящее. Думал, шутим… Мы с братом вышли чинно из машины и стали неспеша выворачивать  карманы и пожимать удивленно плечами. У брата были модные в ту пору штаны домовитого монтера с немыслимым количеством карманов разной величины. Зрелище выворачивания каждого кармашка, скажу я вам, завораживающее.

Таксист вышел тоже и что-то сказал, что нам не понравилось по звучанию. Гипноз сотней кармашков оказался зря. Таксист полез обратно в салон и брат предположил "за монтировкой лезет". Куда-то таксист звонил и скоро к нему подошел другой таксист и еще другой, и мы стояли и думали, что вечер в полицейском участке казался уже желанней ресторана. Хотелось громко визжать на всех языках: "МАМА! Полиция! Убивают!" Наш таксист орал, топал ногами и показывал на нас пальцем, вдруг потеряв весь свой парижский лоск. Кажется, он уже чуть-чуть жалел, что показал нам ночной город. Мы молча демонстрировали в который раз всему собранию таксистов вывернутые карманы штанов и говорили на английском и русском что нам "ну очень жаль и завтра же все вернем". «Же сви десоле» (мне очень жаль), добавляли мы со скорбью очень пригодившуюся фразу с ресторанной салфетки с кратким курсом французского. Никто не добился от нас ни имен, ни ставок, ни адресов и не потому, что мы башкирские партизаны, а просто потому, что мы сами ничегошеньки не знали.

Таксисты оказались парнями не злопамятными и что-то нам прорычав, укатили по другим клиентам, которые с деньгами. Наш таксист остался и решил следить за нами. Сел в машину и притаился в тепле, под грустный шансон.

А мы остались на большой и совершенно пустой площади. Без людей, без ресторанов, без вывесок и без шансов на ужин, а может и ночлег. Вместо ресторана в центре площади стоял памятник столбу. В древней мифологии сила и храбрость  героев часто связана со столбами: когда враги пронзали их копьями, они привязывали себя к столбу, чтобы умереть стоя. Идея не плоха — осталось воспитать в себе героя. Трудно представить умирающего от отчаяния героя в несерьезном платье с боа, но герой он на то и герой, чтобы его не судили.

Парижская ночь в сентябре сильно контрастирует с жарким полуднем. Это стало понятно вскоре после выхода из такси. Вдобавок, холодный пот переживаний от встречи с бандой водителей очень неприятно пропитал легкую одежонку и при каждом порыве ветра нас синхронно передергивало. Желудок, не стесняясь, выл в тон ветру. Хотелось найти бомжей и попросить убежище. Пошли прочесывать соседние улицы чтобы найти по списку: а) ресторан с веселыми туристами объедавшимися лягушками, б) людей вообще для разговора о странностях бытия . с) бомжей для продолжения жизни в качестве «лес мизераблес»

На одной из улиц нас ждал праздник — лучшее событие в номинации "открытие сезона" — наш туристический автобус. Такой родной и такой пустой. За спиной, заметив нашу радость, появился старый приятель таксист. Мы показали с энтузиастом на автобус и предложили ему подождать лучших времен в нашей компании. Таксист посмотрел на автобус, потом посигналил из такси для вызова водителя автобуса. Мы смотрели на него с нежностью и надеялись на его настойчивость. Запас настойчивости у таксиста быстро иссяк, хотя мы и подбадривали его и колотили и пинали по автобусу, демонстрируя нашу с ним солидарность. Но даже таксист, потерял веру в нашу звезду и, презрительно хлопнув дверью, оставил нас на произвол судьбы.

Решили разбить лагерь у автобуса на теплом люке от подземной канализации. Люди пришли, когда их перестали ждать. Пришли и стали смеяться и удивляться " а мы вас ждали-ждали в ресторане! А почему такие нарядные на земле сидите? А как вы здесь оказались? да как мы их нашли?" Нашли, блин! Мы люди даже в холоде и голоде очень гордые и потому просто сказали: "Есть что пожрать?"

Нас обняли и накрыли пледами. Пока ехали в автобусе, нам рассказывали про волшебный ужин, свечи, музыку, добили сплетнями, что парень Леша пришел в ресторан к Светке-сучке и увез ее в ночь. Вспомнился мой планируемый эпатажный выход из такси  на глазах у публики. Представился рвушей в отчаянии волосы Леша, спешащий мне навстречу со словами "же сви десоле", брошенная  Светка, простирающая вслед руки над блюдом недоеденых лягушек…

Нам выдали буханку черного хлеба и деликатес из запасов водителей — банку кильки в томатном соусе. Разве может быть лучшим ужин в Париже?

"Блеск и нищета парижских куртизанок", крутилось в голове перед сном после  графинчика вчерашнего вина.

2.

На следующее утро, выспавшись и подкрепившись мы уверено продолжили попытки «умереть в Париже».

Для начала проспали общий сбор. Наши  туристы привычно не увидев нас  в составе группы справедливо решили, что парижские куртизаны, поди, не пропадут… Укатили без нас. Оставили сообщение что встреча на площади Бастилии в 16 часов. Иначе, как нас еще вчера предупредили, ждать долго не будут, и уедут в Германию без опоздавших! И на нас посмотрели со значением.

Мы выписались из отеля, допили злосчастное вино и отправились искать банкомат. Денег со вчерешнего в карманах не прибавилось. То есть общий капитал составлял дыру в кармане. Нас ждал очередной приятный сюрприз! Банки в городе Париже, в негритяском квартале в субботу не работали, а все банкоматы были, почему то в банках! Замкнутый круг. Может наш район Парижа не предполагал наличия людей с банковскими картами, а может девушка с ресепшена всех заразила анабиозом. Не знаю. К кому бы мы не обращались, ответа где взять деньги в прекрасное субботнее утро мы не услышали.

Парижские таксисты нас уже знают, пешком до Бастилии далеко.
Понаблюдав за местным людом в метро, мы быстро освоили несложные приемы негров-безбилетников. Всего то и надо было, как брату перемахнуть через низкий турникет и пройти к выходу с другой стороны. Пока он топтался перед дверью «
Sortie» я с королевским величием зашла через выход, поперек выходившей толпы. Я думаю, что еще неделька, и мы бы научились торговать наркотиками или что они там делают, эти хитрые  черные парни. И, может зажили бы не богато, но в сытости и тепле. Но, как говорит одна моя подруга, меняя один бриллиант на другой, еще больше, «не жили богато, не стоит и начинать…».

Поплутав по линиям метрополитена мы высадились у Бастилии. Случайно обнаруженный на соседней с площадью улочкой продуктовый дискаунтер с возможностью оплаты по кредитке ознаменовал начало белой полосы в жизни.  Невозможно передать счастье от вида продуктов которые можно видеть, брать руками, съесть и выпить в ближайшем будущем. Мы ринулись на полки с провиантом и за какие-то 10 минут набрали среднестатистический набор не самого здорового питания на неделю для семьи из 4 человек. Поглядев на меня и прочитав мои опасения "Как все уносить будем?", брат сказал: „не переживай, сейчас все сразу и съедим." Он у меня очень рациональный. Правильные вещи может сказать в момент сомнений. И, опьяненные счастьем от "сразу все съедим", мы пошли искать скамейку в сквере, чтобы разбить пикник. Нашли отличный зеленый уголок с видом на фонтан. "Здесь и разобьем наш пикник, Накрывай!" — крикнула я брату. Брат смотрит на меня, а я на него. Немая сцена:  Двое русских лежат на траве у фонтана и  дрыгают ножками.  Очередные русские умирают в Париже, думали проходящие французы. "Неееееет, не может этого быть", — думали мы, не в силах встать от хохота.   Мы забыли и оставили купленные продукты в магазине!!! Задвинули тележку  вместе с сумками и убежали счастливые налегке из магазина. Безалаберность это семейное или заразное?

Потом мы долго искали магазин с нашим потерянным всуе провиантом….. Магазин так и не нашли, зато, нашли автобус. Как раз вовремя нашли, кстати.

За 3 дня Париж оправдал себя на все 100%! И брат не подвел — Париж не испортил — почти достигли священной цели всех русских. Аж вспомнить приятно…

Для тех, кому интересно про судьбу Леши и Светки, говорят, что он на ней женился и стала она парижанкой, искушенной в нарядных спортивных костюмах. Хотя, думаю, что все врут… Скорее всего это ОНА вышла за него замуж пока он доверчиво слушал ее 1000 и 1 анекдот…

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.