брат, О ГРУСТНОМ

Нэлька

Вы верите, что когда мы заходим в тупик, нужных людей нам посылает Бог? Когда я пишу «Бог», подразумеваю любую высшую, непонятную для нашего разума силу. Как объяснить иначе? Иногда мы просто называем это счастливым совпадением, удачей  – Bonne Chance.

Год 2010. Я работаю на «MyToys». Мы открываем первый филиал в России, в Москве. Я почти целый год живу на два города. Точнее, в Берлин, к семье, я возвращаюсь только на выходные.  Моя работа мне нравилась настолько, что я искренне думаю, что если бы даже не приличная зарплата, я бы сама доплачивала, лишь бы этот фейерверк эмоций не заканчивался.

В сферу моих служебных обязанностей входит сопровождение старших менеджеров компании в неизвестной, даже экзотической для западных немцев стране. У меня достаточно полномочий, чтобы самостоятельно организовывать встречи, выбирать выставки, участвовать, а иногда и вести переговоры от лица компании с поставщиками. «Менеджеры» старше меня всего на пару лет – очень открытые, веселые, нереально энергичные немцы. Но, в первую очередь – немцы! Порядок, четкое расписание, работа в самолете, в фойе отелей, когда валишься с ног и после «переговоров «по-русски», в дружеской обстановке с водкой, чередующейся пивом, горилкой, и почему-то, текилой. В итоге, старший менеджер, привез себе из России жену…

Про то время у меня миллион забавных историй из серии «приключения итальянцев в России», но сейчас не об этом. Я же хотела с вами сегодня про совпадения и случайные/неслучайные встречи поговорить.

Вот, представьте себе: Москва, зима, слякоть, снег с дождем, опаздываем на встречу, а  на такси уехать нереально – пробка размером с Москву и Московскую область. Карстен, старший в группе, спрашивает, как еще можем доехать. Я говорю, что на метро, но это будет не то метро, которое мы видели на экскурсии поздно вечером и народу будет намного больше, но, зато, есть реальная возможность добраться вовремя. Для немцев лучше смерть, чем опоздать на встречу. Мы бросаемся в толпу.

Вы же знаете, какие в Москве эскалаторы? Это целый кусок жизни, медитация, в прямом смысле «путешествие к центру Земли». Мы стоим правильно, даже не пытаемся рыпаться и куда-то бежать — нас надежно обнимают пуховики, мокрые шапки и шарфы с блестящими каплями бывших снежинок. Едем вниз под рекламу какого-то торгового цента «уважаемые москвичи и гости столицы…» И вдруг, сквозь гул, рекламу, грохот приезжающих поездов я отчетливо слышу свое имя: «Эляна, Элянка!!!!» Но этого не может быть! У меня нет друзей в Москве и знакомых, даже, нет. А если бы и были, то какова вероятность? Я мысленно все это прокручиваю и, не веря происходящему, все-таки, кручу головой. У меня редкое имя.

Мои немцы тоже услышали и тоже крутят головой. Мартина кивает на противоположную сторону, на поднимающуюся вверх ленту: «смотри, кажется тебя зовет вон та девушка…» Я смотрю и не вижу. Мы едем в разных направлениях и голос все дальше. Я слышу: «Стой внизу, я сейчас к тебе спущусь!»

Мы опаздываем. Для немцев опоздание, сами знаете — хуже всего на свете. Я говорю им: «Этого не может быть! Я здесь никого не знаю. Как кто-то мог меня звать? В многомиллионной Москве, в толпе метро, по имени?» А они говорят, что ошибки быть не могло и они оба видели, как девушка смотрела в мою сторону и махала руками. Я говорю: «И что делать?» Немцы смотрят на часы. «У нас еще есть пара минут, если поезда ходят без перебоя». Мы ждем.

Она вылетает из толпы, как пловец, разгребающий бурлящий поток. Подбегает и стоит, и смеется, и кричит: «Аааааа! Ну, как я тебя узнала?!!!!»

Мы никогда не дружили. Вместе, в одном классе с первого и по последний, одиннадцатый. Нет, мы не просто не дружили – мы открыто недолюбливали друг друга. Она – рыжая и отличница, и, так бывает, — горе преподавателей – хулиганка, слишком активная, кричащая, бегущая, перебивающая, шумная и какая-то неуемная. В старших классах, у нас разные компании, с совсем другими интересами и ценностями. Мы проходили мимо друг друга или не замечая, или одаривая взглядом, как умеют только девочки-подростки, выращивающие в себе высокомерных стерв.

После школы мы не виделись. Я слышала, что она уехала в Москву и поступила в медицинский.

И вот, передо мной стоит Нэлька. Мы не виделись 18 лет! Я узнаю ее не сразу и лишь по растрепанным рыжим волосам и тугой косе из-под белого кашемирового шарфа. Она трясет меня за рукав, вытряхивая меня из прошлого и надрывно кричит: «Как ты здесь? Ты же в Германии живешь? А кто это с тобой? Немцы, да? Ты можешь себе представить, что я тебя сразу узнала? Вы так отличались от всех и смеялись. Знаешь, как бросается в глаза, что у людей нет проблем и она искренне смеются? Вы сейчас куда? Я тоже очень тороплюсь. Знаешь, как я бежала! Так боялась, что ты не дождешься…»

Я обнимаю ее и тоже кричу: «Нэлька, этого просто не может быть! Это так невероятно, что я даже не знаю… И как сейчас обо всем? Мы очень торопимся. Кстати, знакомься…»

Мы обменялись телефонами и договорились уже этим вечером обязательно встретиться.

Вечером Нэля водила всю нашу делегацию – Клауса, Мартину и меня по укромным уголкам Москвы. Мы поужинали в татарском ресторане с коврами, дед в тюбетейке, пиалы, и суп, как у бабушки дома. Мы общались все вместе и «мои немцы» остались в восторге от «новой Москвы». Я тоже. А потом мы взяли вино и пошли ко мне в номер. Нам надо было обсудить. Что? Не знаю. Что-то из прошлого, настоящего и, как оказалось, будущего. Такие встречи не бывают случайными!

Мы говорили до утра. Когда рассвело, мы пошли на работу. Как мы это делали? Вы не замечали, что какие-то встречи наполняют нас настолько, что бессонные ночи и литры вина не играют никакой роли? Это был один из тех случаев.

Как интересно смотреть на прошлое и на события из детства другими глазами… Я не буду сейчас рассказывать, сколько в ту ночь было открытий.  О чем узнали только сейчас и что переосмыслили, о чем теперь жалели. В сотый раз заданный вопрос: «Почему мы не встретились раньше? Почему мы не узнали друг друга ближе, когда каждый день и целых десять лет были рядом? Странные переплетения событий, сплетен, недооценка или переоценка каких-то глупостей?» Все это очень интересно и пообщаться с человеком «по другую сторону баррикад» из детства, наверное, для многих стало бы откровением и неожиданной переоценкой прошлых событий. А, может быть и, скорее всего, мы сильно изменились с тех пор в направление не от, а друг к другу.

Но я сейчас даже не об этом, хотя и об этом я бы могла долго и, скорее всего, нудно рассуждатьJ

Я в то время не общалась с братом. Так получилось. Какая-то череда взаимных обид, недомолвок. Мы не разговарвали, к тому моменту, уже почти два года. С любимым братом. С самым близким другом, хранителем тайн, с подельником во всех шалостях и позже защитником и гордостью перед всеми девчонками. Как и из-за чего произошел разлад все забыли, а помириться не давала гордость, самолюбие. Я ждала, что он должен первый, потому что младше и просто, потому что…!

Так вот, к чему все это эссе. Во время ночной беседы с Нэлькой мы успели и про брата. Он учился с нами в одной школе. Его знали все мои одноклассники. Нэля спросила: «А как твой брат?» А я сказала: «Вот так…»

Какие слова она нашла и что такое именно сказала, я не знаю. Какие-то обрывки фраз в коктейле с вином. Но она нашла и сказала именно те слова, которые до нее никто не говорил. Как знаете, бывает, что тебе говорят давно известную истину, но другими словами и, вдруг, ты хлопаешь себя по лбу: «Черт побери! Я же знала! Знала это всегда!!!» Она сказала, что ему тоже плохо, что ему еще намного хуже, чем мне, потому что мужчины не могут говорить об этом, как это делаем мы. Что он страдает, а виду подать не сможет и не будет, потому что его воспитали, как считали правильно «настоящим мужчиной без страха и упрека»… Я вспомнила его пьяный звонок, оставленное на автоответчике сообщение «и все равно я тебя люблю». Я плакала. Нэлька плакала со мной. Она оказалась невероятной. Она оказалась человеком, с которым можно провести не день, ни одну ночь, а так, чтобы она все время, теперь, была рядом…

Когда закончились мои командировки и московский филиал стал вполне жизнеспособным и без нашего активного участия, я перешла на офисную работу и вскоре уволилась. Стало скучно, а я уже ждала второго ребенка. Вспоминаю то время, как удивительное большое приключение и безумно благодарна тому опыту, который научил в том числе, что работа бывает любимой и на работу можно ходить, как на праздник. А еще, ничего не бывает случайно! С братом я помирилась. Сама позвонила. Он, перебивая меня сказал, что ужасно соскучился. Я вскоре вылетела в Уфу, невозможно было не увидеться.

Я  вернула брата или себя, туда, где спокойно и в сердце постоянная тихая мелодия счастья, потому что моя семья – мой источник силы и уверенности в том, что Жизнь, это не борьба, не гонка за благополучием и местом под солнцем, а Жизнь, в первую очередь, это до конца не распакованный Подарок от тех, кто тебя любит.

 Как странно, что этому душевному равновесию я благодарна и моей случайной-неслучайной встрече с Нэлькой, с моей «нелюбимой» одноклассницей.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.