дети, О ГРУСТНОМ, родители

Она дерзкая

Она дерзкая, своенравная, хитрая. Она взрывает мозг, наматывает на кулак кишки, выклевывает печень. У нее длинные ноги и тонкое угловатое тело. Она уже знает себе цену. Она танцует перед зеркалом и требует, чтобы стучали в комнату. У меня дочь.
Нам нельзя сталкиваться лбами. Летят искры, воспламеняется дом. Все жители сгорают, не успев достать огнетушители. Мы одна и та же сторона медали. Медали за упертость. Я – взрослая женщина и она, 10 летняя девочка без устали меряемся характерами, отстаиваем свою правоту. Я уже знаю, что не переживу ее тинэйджерства. Подыскиваю место в тихом психо диспансере. Хочу переехать уже сейчас, иначе никому не спастись.
Откуда что берется? Моя мама говорила мне в моем подростковом возрасте, устав бороться и перейдя на красные глаза и вечно мокрый платочек: «Вот будет у тебя дочь, узнаешь…» Наверное, сработало. Не могло не сработать. Все знают силу материнского благословения и проклятия. Все что-то узнают через много лет и делают запоздалые выводы.
Вечерами, когда от криков болит горло, от бешенства закрытых дверей облетела побелка с потолка, я прихожу сказать «Спокойной ночи». Моя дочь протягивает ко мне тонкие руки. «Мама, мамочка, я так тебя люблю. Ты самая лучшая. Мне хорошо только когда ты со мной. Обними меня, посиди рядом». Я сажусь на пол у кровати, закапываюсь головой в ее тепло, обнимаю, шепчу «прости». У меня самая нежная, самая добрая на свете дочь. Как же ей тяжело жить с мамой, видимо так и не пережившей свой подростковый бунт. Откуда в ней столько мудрости забывать обиды и прощать меня снова и снова? «Я завтра начну новую жизнь» — говорим мы хором. Плачем, жалеем друг друга и себя. Мы две части одного целого. Ни с тобой, ни без тебя.
Так вот, у меня дочь. У меня самая лучшая на свете дочь. Она смелая, дерзкая, своенравная. Она личность. Она не дает собой управлять. Она ныряет с 5 метровой вышки, несется по черной на горных лыжах, плавает с аквалангом, мечтает заняться банджингом, уехать с гитарой в Сибирь. У нее тысяча планов устроить мне инфаркт. У нее нет авторитетов. Она не боится ни людей, ни зверей. Она уже практически заткнула за пояс крокодила-мать. Она научит меня смирению, приучит к носовым платкам. Я уже говорю ей про « а вот будет у тебя дочь». Круг замкнулся. Подожду, пока ей не исполнится хотя бы 35. Там уже легче будет…. Кто-то из нас, наконец, повзрослеет.

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.